Cannapedia: Kurim/FoodStory

Глобальная история пищи с коноплёй и экстрактами растения


Автор оригинала: Колин Фишер Талли


https://olkpeace.org/forum/gallery/image.php?album_id=11114&image_id=571586&view=no_count

Безусловно, многие потребители конопли познакомились с рекреационным или медицинским использованием растения именно путём его курения или испарения. В данном факте нет ничего удивительного: В конце концов, данная методика употребления является самой простой и доступной, что объясняет её широкую распространённость в современной культуре употребления конопли, буквально во всех странах мира, где растение используют в терапевтических или рекреационных целях


Однако, как демонстрируют некоторые исторические и культурные источники, вроде бы универсальный способ применения растения, является сравнительно «молодым» нововведением в плане непосредственного употребления растения.


В частности, данные источники и археологические экспонаты указывают, что впервые, человечество могло познакомиться с терапевтическими, рекреационными и спиритическими свойствами конопли, путём употребления соцветий (в частности, в форме гашиша, представляющего собой спрессованную массу трихом растения) и других фрагментов растения в пищу. Любопытно, но спустя многие тысячи лет знакомства нашего вида с психоактивными и физиологическими эффектами растения конопли, данная методика, некогда почти исчезнувшая ввиду появления более простых и быстрых способов использования каннабиноидов, начала в полной мере возвращаться на рынки легализовавшихся стран Европы и Америки, а также в принявшие кананреформы регионы США, где, согласно имеющейся статистике о покупках и потреблении легальной каннапродукции, пища с экстрактами растения стремительно набирает популярность среди разных категорий и возрастных групп потребителей. С целью подробнее рассмотреть историю потребления конопли в форме пищевой добавки, мы решили обратиться к эксперту, изучавшему данный феномен, а именно автору Робин Григгс Лоуренс, которая издала в 2019 году книгу на данную тему, под названием «Конопля на кухне: История использования конопли в кулинарии».

Древние истоки конопляной кулинарии (эпоха Каменного века)


Первые признаки того, что человечество стало употреблять коноплю в форме пищевой добавки, значительно превосходят по возрасту артефакты, указывающие на культуру курения конопли или употребления растения и его компонентов в ином виде. Говоря точнее, первое знакомство человечества с коноплёй, произошло ещё в период среднего палеолита, или, говоря доступно, в каменном веке, примерно 50,000 лет назад. Скорее всего, наши далёкие предки знали о полезных медицинских и, возможно, даже рекреационных свойствах растения и в предыдущие периоды, однако, имеющие редкие находки (а также связанные с ними догадки археологов и палеоботаников) датируют начало непосредственной культуры приготовления конопли с целью её употребления в пищу именно этим периодом мировой истории.


«Некоторые теории гласят, что предки современного человека, тогда ещё жившие в форме небольших кочевых племён, могли познакомиться с коноплёй и её характерными свойствами и эффектами в очень глубокой древности. В частности, подобные версии полагают, что конопля, являющаяся довольно широко распространенным и устойчивым к разным погодным условиям и ареалам обитания растением, стала одной из первых растительных культур, которые древние люди активно искали по мере своих странствий, используя смолянистые шишки растения в качестве источника полезных питательных веществ», говорит на этот счёт мисс Лоуренс. «Таким образом, получается, что конопля, тогда являющаяся даже не одомашненным растением, была верным спутником человечества, предположительно являясь одной из первых освоенных и изученных нашими предками растений, за десятки тысяч лет до того, как первые фермеры начали заготавливать ныне распространенные и традиционные пищевые культуры, вроде пшеницы или риса. Уже к периоду неолита или позднего каменного века, сложившиеся культуры и общности людей, начавшие развивать сельское хозяйство, начали отдельно культивировать коноплю специально для хозяйственных и терапевтических целей. Конечно, с появлением техники селекции растений по их полезным признакам, в частности, высоте и крепости стеблей, содержащих волокна, подходящие для создания тканей и верёвок, а также концентрации питательных, ароматических масел, со временем, человечество смогло вывести далёких предков растений, связанных с ныне существующими дикими, психоактивными разновидностями конопли».


«Не исключено, что именно тогда, помимо изучения использования растения в терапевтических, хозяйственных и непосредственно кулинарных целях, древние люди заметили за некоторыми разновидностями своих кустов некоторые иные, очень необычные свойства, проявлявшиеся в заметном стимулирующем эффекте масел растения на работу сознания и воображения, что и положило начало истории применения конопли в спиритических, мистически и рекреационных целях», предполагает Лоуренс, обращая внимание, что по факту, подтверждения применения конопли в хозяйстве древних людей, совпадают с периодом заметного скачка в развитии комплексности технологии и мысли человечества, называемым антропологами «периодом развития современного по манерам поведения вида Homo Sapiens». «Именно в этот период, человечество начало проявлять первые черты оседлости, сопровождающиеся не только развитием хозяйственных технологий, вроде земледелия и животноводства, но и первых культурных артефактов человечества, вроде искусства в разных его формах, а также мистического восприятия мира, позже в полной мере сформировавшегося в первые религиозные верования и обряды, позволяя нам полагать, что именно знакомство с коноплёй и её психоактивным воздействием, стимулировало наших предков на подобные достижения».


Любопытно, но данную гипотезу, лучше всего подтверждают даже не археологические находки или размышления антропологов, сколько генетика современного человека. Говоря точнее, речь идёт о гене FOXP2, универсально присутствующего у каждого человека в регионах мозга, отвечающих за когнитивную обработку сенсорной информации тела, а также за речевые и творческие процессы мышления, который легко стимулируется даже небольшими дозировками психоактивных каннабиноидов. «Хотя на деле мы не имеем прямых доказательств подобной связи употребления конопли в пищу с развитием данных функций мозга у предков современного человечества, подобные косвенные наводки всё же делают столь необычную гипотезу вполне убедительным объяснением столь резкого преобразования когнитивных процессов первобытных людей».


Конопляная пища в древней Индии, а также в государствах древнего и средневекового ближнего востока


Мажун (также иногда произносящийся в разных источниках, как «маджун» или «махшун») является древним, кондитерским изделием, похожим на шарик, содержащим начинку из гашиша или гашишного масла, происходящим из региона ближнего востока, ныне продолжающим широко употребляться в Марокко. Ранее, подобное изделие, было распространено и среди других стран, народов и племён северного побережья Африки, вплоть до Аравии и индийского субконтинента. Подробно изучив информацию о разных древних традициях употребления конопли, а также разные археологические и исторические источники, мисс Лоуренс полагает, что подобная, предельно простое в приготовлении кондитерское изделие, непосредственно является «истоком» всей конопляной кухни в её более-менее современном понимании. «Хотя, как современные, так и многие древние рецепты мажуна, включают в себя многие другие ингредиенты, помимо гашиша, в частности, орехи, специи и прочие подсластители, исторические данные указывают, что изначально незатейливая закуска, могла содержать в себе исключительно активированные масла шишек конопли, что, по факту, делает сладость первым образцом того, что действительно можно назвать применением конопли в кулинарии в качестве центрального ингредиента, а не просто питательной добавки», отмечает она.


Хотя ныне мажун и культура его употребления сохраняется исключительно в округе Марокко, археологические находки и исторические источники, указывают, что первое каннаблюдо добралось до стран из древней Персии, где его рецепт, скорее всего, и был изобретён в период классической древности. Примерно к 1100 веку нашей эры, медленно, но верно, закуска с психоактивным веществом распространилась далеко на запад и восток, в частности, в страны средневековой Индии и Аравии, где она стала очень популярной среди широких слоёв населения. «Возможно, «современный», то есть, ныне сохранившийся в пользовании универсальный рецепт блюда, был доработан и кодифицирован именно в этот период в странах Индии, где мажун стал простой в изготовлении, сытной и сладкой быстрой закуской, которая не только радовала вкус и утоляла голод, но и придавала потребителю разряд тонуса и мыслительной энергии, благодаря содержащимся в масляном шарике каннабиноидам», отмечает Лоуренс. «К сведению, примитивный рецепт мажуна, упоминания которого встречаются в исторических документах государств древней и классической Персии, по сути дела, просто представлял из себя смесь гашиша домашнего приготовления с небольшим добавлением специй, призванных сгладить вкус, и, возможно, силу психоактивного воздействия, подобного «блюда». Любопытно, но некоторые источники из региона также указывают на то, что древние персы пошли в несколько отличную от индусов и позже, арабов, сторону развития рецепта: В то время, как другие народы пытались смягчить силу мажуна, уменьшая долю гашиша или конопляного масла в пользу сахара, растительного масла и специй, прессы и культурно близкие к ним народы, напротив, постепенно усиливали психоактивный и спиритический эффект рецепта, добавляя к уже довольно высоким концентрациям каннабиноидов иные, куда более тяжёлые по своему воздействию на тело и разум человека вещества, вроде семян дурмана или других растений, содержащих в своих тканях мощный и опасный галлюценоген, называемый атропином. Учитывая, что даже в небольших количествах, необработанные термически семена дурмана могут вызвать у человека летальное отравление, путём нарушения работы выделительной и дыхательной системы тела, нет ничего удивительного в том, что арабо-индийский вариант мажуна, который содержал в себе сравнительной безопасный гашиш, стал более распространенным за пределами «родины» будущего кондитерского изделия».


Не менее любопытно то, что «классическая» форма рецепта, содержащая в себе смесь гашиша и атропина, упоминается во многих исторических и культурных документах, а также в местных легендах и фольклоре, с довольно негативными коннотациями: В частности, одна подобная легенда, датированная антропологами началом 11 века, указывает на то, что именно подобная форма мажуна использовалась Хасаном ибн Саббахом, «Старым Мудрецом великой горы» и мусульманским мистиком, в «гипнозе» последователей его релегиозно-мистической секты, которая позже была окрещена её противниками «Асасинами» или «гашишинами», ввиду того, что галлюциногенная смесь позволял им выходить в состояние «бесчувствия и бесстрашия» перед совершением зачастую фатальных вылазок против врагов ордена.


«На самом деле, сам термин «Асасин» является своеобразным арабским искажением древнего персидского слова «хашишин», обозначавшего «жестокого убийцу», которое, к сожалению, было связано современниками с гашишом, составлявшим основную долю рецепта галлюциногенной субстанции, а не с дурманом или иными ингредиентами, которые могут вызывать у человека подобное, необычное состояние изменения сознания», предполагает мисс Лоуренс. «Однако, термин закрепился за продолжавшим распространяться по миру продуктом из конопли, став стандартным обозначением для твёрдой, концентрированной массе смол и масел соцветий конопли».


В Индии же, мажун и гашиш, как и являющееся главным ингредиентом в их приготовлении растение, получили кардинально иное применение, став основой для массы разных продуктов, на основе масел и экстрактов конопли. Именно из незатейливого масленого колобка с гашишом, индусы постепенно разработали ныне широко известные «традиционные» методы употребления конопли на субконтиненте, а именно, чарас (гашиш ручного приготовления, представляющий собой шарики трихом и масел с поверхности цветущих соцветий конопли) и священный напиток бханг (смесь молока с гашишными маслами, традиционно подающийся на многие национальные праздники современной Индии). В итоге, всего век спустя после своего появления в регионе, мажун отошёл на второй план, уступив в популярности бхангу, который стал универсальным компонентом разных праздников и фестивалей страны, стандартным угощением для званных и уважаемых гостей в домах Индии, а также широко используемым «допингом», применяемым воинами перед битвой, с целью повышения концентрации и болевого порога.


Универсальная популярность бханга, а также конопли в целом, продолжалась на территории субконтинента вплоть до конца 20 века, когда, под давлением ООН и США, Индия, ранее допускавшая распространение подобных продуктов даже во временами колониальной оккупации Британией, была вынуждена криминализовать коноплю и все её активные компоненты. В итоге, к концу 70-х годов прошлого века, чарас, мажун, а также другие блюда с коноплёй, равно как и само растение, оказались в списке запрещённых к приготовлению и распространению «наркотических веществ», несмотря на свою внушительную культурную историю. Однако, в запрете осталось одно существенное исключение, благодаря которому, культура потребления и культивации растения продолжает выживать и процветать в регионе: Ссылаясь на популярность бханга и на его роль в фестивальной традиции народов Индии, властям страны (при поддержке представителей экономической элиты страны) удалось оставить напиток «технически» легальным, разрешив его употребление в качестве исключения на разные национальные праздники. Хотя законы допускают приготовление бханга и бханга – ласси (йогурта на основе конопляного масла) лишь в период значительных празднований, в большинстве регионов страны, местные власти и полиция, по факту, полностью игнорируют всё ещё действующие ограничения, позволяя кафе и частным торговцам свободно заниматься производством и распространением подобного психоактивного продукта, в том числе не только среди аборигенов, но и любопытствующих туристов.


Что же до Аравии и стран северного побережья Африки, мажун продолжал оставаться широко распространённым и популярным кондитерским изделием- лёгким рекреационным веществом, которое, неофициально, продолжает широко готовится и продаваться во многих странах региона, несмотря на распространяющиеся на подобные продукты национальные и глобальные запреты. Хотя закуска наиболее известна в Марокко, различные её вариации, отличающиеся по ингредиентам и концентрации гашишного масла, можно найти в каждой мусульманской стране региона, где более или менее распространено легальное или подпольное коноплеводство.


Конопляная кулинария в период позднего средневековья


https://olkpeace.org/forum/gallery/image.php?album_id=11114&image_id=571593&view=no_count

К периоду позднего средневековья, ранее ближневосточный феномен конопляной пищи, начал стремительно распространяться за пределы региона, достигнув центральной Азии, а также континентальной Европы, где вокруг ранее использовавшегося исключительно в технических и терапевтических целях растения, начали формироваться свои кулинарные особенности. Хотя, в отличие от раннего периода формирования конопляной кулинарии, данная эпоха не балует историков столь крупным изобилием письменных источников, описывающих рецепты и способы готовки соцветий конопли, в странах перечисленных регионов, всё же осталась существующая по сей день традиция приготовления конопляных блюд, которые, практически в неизменённой форме, дожили до наших времён.


Популярным, широко известным и наиболее распространенным в своем родном регионе и по сей день рецептами подобных блюд, являются гук-канд и манага из средней Азии, которые, по разным источникам, могли произойти на территории современного Узбекистана или Таджикистана (которые, кстати, также являются крупными центрами производства, употребления и экспорта конопли, несмотря на действующих во многих странах региона драконовских законов криминализации конопли). Гук-канд, напоминающий внешне уже упоминавшийся мажун, готовится путём смешивания гашиша или гашишных масел с шафраном, сахаром и яичным желтком, является кондитерским изделием, традиционно дававшимся маленьким детям для успокоения перед сном и устранения боли, связанной с процедурой обрезания крайней плоти. Помимо этого, закуска, в более крепкой по концентрации форме, была популярна и среди местных женщин, использовавших гук-канд не только в качестве лекарства и успокоительного, но и для пробуждения «страсти и похоти». Манага же, также известная в регионе, как «счастливая каша», несмотря на то, что её основой, традиционно, является молоко, миндальное или сливочное масло (по одной теории, блюдо называлось «кашей», поскольку в отличие от более скромного современного рецепта, в традиционную форму манаги, также часто добавляли разные специи и сахар, чтобы перебить резкий растительный привкус каннабиноидных масел) широко употреблялась мужским населением, начиная от рабочих, которые ценили блюдо за сытность и способность на длительное время улучшать настроение, а также отгонять ощущение зноя и физической усталости, заканчивая местными правителями и мистиками, которые употребляли более сильные формы блюда, для получения рекреационного, спиритического или возбуждающего (в половом плане) эффекта.


В меньшей мере, рецепты подобных конопляных блюд и их близких аналогов, также сохранились в других странах Азии и Европы. Для примера, в Камбодже, где конопля с глубокой древности использовалась в качестве вкусовой добавки к разным блюдам, смолы конопли являются основным психоактивным ингредиентом так называемого «супа счастья», обычно подающегося на крупных семейных праздниках, вроде свадеб, в среде местных крестьян. Рядом с Камбоджей, в индонезийском регионе, под названием Ачех, существует своё кондитерское изделие с добавлением масел конопли, называемое додол-ачех, являющееся ириской, с заметным конопляным привкусом. С другой стороны континента, в Греции, порой можно встретить алкогольный напиток, под названием «Хилос» (Буквально, «сок» или «настойка») являющийся непсихоактивной формой канназакуски, представляющей семена конопли, настоянные в вине на протяжении пары дней.


Сама Лоуренс утверждает, что больше всего, из данного периода и региона распространения каннапищи, ей больше всего нравится закуска из Польши, готовящаяся из перемолотых семян конопли. «Согласно старому, народному рецепту, из крошённых семян конопли, смешанных с солью, а также небольшим количеством сливочного или растительного масла, готовится своеобразный каннасоус для хлеба, не имеющий психоактивного эффекта, который легко добавляется в бутерброды любого вида, придавая им изрядную долю витаминов и питательных микро элементов, а также любопытный, глубокий растительный привкус», говорит она.


Конопляная кулинария в 19 веке


https://olkpeace.org/forum/gallery/image.php?album_id=11114&image_id=571594&view=no_count

В полной мере, конопляная кулинария стала широко известна в странах запада, то есть, в империях и королевствах Европы, а также в США и иных странах Америки, именно в 19 веке, когда традиция употребления растения в терапевтических и рекреационных целях, наконец-то добралась до этих краёв и укоренилась в них. Собственно, в середине эпохи, среди европейских и американских интеллектуалов, эстетов и богемы, впервые стало популярно употребление уже упоминавшегося не раз мажун в разных региональных формах и модификациях.


Впервые традиция употребления конопли, вернее, гашиша, пришла в Европу в самом начале века, следом за возвращающимися из египетской кампании войсками Наполеона, откуда солдаты привезли знания о создании гашиша, а также его курении и употреблении в пищу. Собственно, из этих рассказов, зачастую связанных с историями о приключениях в экзотических странах с чуждой «цивилизованным» европейцам культурой, выросло целое поколение авторов и поэтов, которые частенько упоминали пьянящую субстанцию и связанные с ней продукты в своих работах, что в свою очередь, породило волну интереса тогда к ещё субстанции среди широких кругов читающей и обеспеченной публики. Кульминацией движения, стала, так называемая «гашишная мания», захлестнувшая Францию и Британию в середине века. Тогда же, в Париже открылся небезызвестный клуб «Гашишинов» в котором состояли многие известные деятели искусства и просто эксцентричные и интересные личности. В самом клубе, предпочитаемым методом употребления гашиша, стало блюдо, под названием давамеск, представляющее из себя далёкого предка современного конопляного кекса. Стоит заметить, что как и в случае с легендой о Асасинах, скорее всего, представители клуба, а также многие их подражатели в клубах и кафе по всей Европе, скорее всего даже не употребляли чистый гашиш, поскольку рецепт давамеска, привезённый во Францию основателем сообщества гашишинов, Жаком-Жозефом Моро, включал ару существенных добавок, помимо конопли, а именно так называемую шпанскую мушку, являющуюся довольно сильным афродизиаком, а также примесь опиума.


Тем временем, конопляная кулинария, равно как и традиция употребления конопли в целом, также начала процветать в США, где к середине века, в крупнейших городах страны также появились конопляные клубы и кофейни, где посетители могли свободно побаловать себя «маджуном» местного приготовления, содержащего гашиш, а также разные дополнительные примеси, вроде семян дурмана. Любопытно, но к концу века, мода на конопляные сладости достигла своего пика на территории страны. Именно тогда, в стране свободно действовала компания Gunjah Wallah Company, производившая и распространявшая простые (то есть, содержащие лишь концентрат гашишных масел) и дешёвые сладости с каннабиноидами почти во всех регионах страны.


К сожалению, данная «Золотая эпоха» свободного распространения и употребления гашиша быстро подошла к концу: Уже в начале 20 века, движение «борцов за нравственность» обратило внимание на гашиш и содержащие его продукты, назвав субстанцию «общественно опасным пороком», что, вместе с целенаправленной кампанией демонизации, возглавляемой будущим главой АБН, Гарри Анслингером, ознаменовало начало по сей день продолжающегося на территории США федерального запрета на культивацию, обработку и употреблении психоактивной конопли.


Начало «тёмной» эпохи каннакулинарии: 20 век и глобальный прогибиционизм


В итоге, в результате постепенного принятия различных актов, ограничивающих производство и употребление конопли разными странами и империями мира в начале века, свободно употреблять коноплю в рекреационных, терапевтических и спиритических целях, продолжили лишь некоторые из ранее упоминавшихся сообществ, считавших гашиш ключевым ингредиентом своей кулинарной традиции. Единственным «новым» исключением из мировой закономерности, стал остров Ямайка, где в начале века, зародилось и оформилось религиозно-культурное движение, предельно дружелюбно настроенное к растению конопли, называемое Растафарианством. Помимо того, что сам факт курения конопли, или «ганджи», является одним из ключевых таинств религии, другим важным элементом, повлиявшим на сохранение и развитие конопляной кулинарии в данной культуре, стал тот факт, что конопля относится ей к допустимой к свободному применению пищей. Говоря точнее, конопля является одним из основных ингредиентов и приправа так называемой «Айтал» или «Итал» (от английского слова «Vital», здоровый или необходимый для жизни) кухни, которая строго отказывается от полуфабрикатов, мяса, спиртного, молочных продуктов и продуктов с высоким содержанием сахара или подсластителей в пользу диеты из свежих фруктов и овощей. К которым, также относится и соцветие ганджи. Собственно, конопля остаётся столпом кулинарии Раста культуры и Ямайки в целом и по сей день. Несмотря на почти целый век строгой криминализации, обитатели острова смогли не только сохранить, но и в значительной мере приумножить количество относящихся к ней каннарецептов, сделав «Айтал», безусловно, самой разнообразной и доступной версией конопляной кулинарии в современном мире.


В свою очередь было уже позабытый широкой общественностью запада мажун, внезапно обрёл новую, хотя и достаточно короткую, популярность, в 1954 году, после публикации кулинарной книги Алисы Токлас. Поскольку тематикой книги были рецепты из бистро и клубов Парижа конца 19 и начала 20 веков, в первую версию книги, как и следует полагать, попала одно из форм рецептов известной конопляной сладости из той «Золотой» эпохи.


https://olkpeace.org/forum/gallery/image.php?album_id=11114&image_id=571596&view=no_count

Говоря точнее, рецепт попал в книгу по предложению одного из друзей автора, канадского художника Бриона Гисина, по всей видимости полюбившего мажун в ходе своего пребывания в Париже, под незатейливым и прямым названием «Гашишная ириска». Собственно, включение данного рецепта в книгу, создало вокруг неё небольшой скандал, который позволил произведению привлечь внимание со стороны как широкой общественности, так и искушённой до психоактивных веществ богемы. «Как показало одно из интервью с самим Гисином, он предложил Токлас именно подобный рецепт, поскольку он знал о её печальном финансовом положении, а также о том, что писательница страдала от инфекции гепатита», отмечает Лоуренс. «Вполне очевидно, что включение столь «спорного» рецепта в кулинарную книгу было намеренной попыткой привлечь к произведению как можно более широкого внимания со стороны общественности, что, судя по распроданному тиражу издания, вполне удалось».


В итоге, как произведение, так и описанный в нём рецепт, стали культовыми в определённых кругах. К 1968 году, на новой волне Голливуда, в честь рецепта была снята картина I Love You, Alice B. Toklas!, сама ставшая легендой в контр-культурных кругах, по той простой причине, что в ленте, впервые была представлена идея о добавлении соцветий конопли или гашиша в кексы, нашедшей огромную (и продолжительную) популярность у современников-хиппи. Именно этим произведением вдохновлялась в своей работе небезызвестная каннаактивистка из Сан-Франциско, Мари Рэтберн, когда в начале 70-х, она начала массово распространять в городе изготовленные по приведённому рецепту кексы с коноплёй. Благодаря популярности (и силе действия) подобных кексов, мисс Рэтберн быстро получила прозвище «Брауни Мэри», продолжая снабжать весь мегаполис «волшебными» кексами вплоть до 1992 года, когда местной полиции и АБН всё же удалось выследить её. В ходе обыска использовавшегося Брауни цеха, копы задержали около 9 килограмм соцветий конопли, а также около 16 кило маргарина, который она якобы использовала в качестве «экономической» замены сливочному маслу. «Любопытно, что позже, уже в суде Рэтберн была больше огорчена тем фактом, что полиция публично заявила, что она замещала масло маргарином, нежели своим задержанием», утверждает Лоуренс. «Как сообщают очевидцы, она была согласна отправиться в тюрьму по всем предъявленным обвинениям при том условии, что власти выпустят официально опровержение этой информации, до конца утверждая, что в продукт шло лишь натуральное масло».


https://olkpeace.org/forum/gallery/image.php?album_id=11114&image_id=571597&view=no_count

Параллельно, мода на ныне универсально распространенный рецепт каннакексов, постепенно добрался до Европы и Ямайки, где подобные сладости стали своеобразным аттракционом для туристов ищущих новых ощущений. Собственно, подобный обмен произошёл крайне быстро, поскольку уже к 1972 году, как в Кингстоне, так и в Амстердаме, уже легко можно было найти заведения, торгующие подобными угощениями (В частности, несмотря на возросшую конкуренцию со стороны других стран, как Ямайка, так и Нидерланды, по прежнему продолжают славится качеством своих фирменных «космических» кексов).


Наши дни: 2020 и будущее конопляной кулинарии


«В итоге, мы добрались до современности, иди нового «золотого» века конопляной кулинарии, учитывая рост числа легализовавшихся стран и регионов мира, а также заметное увеличение качества и разнообразия конопляной кухни, вследствие различных реформ», отмечает Лоуренс. «всего за десять лет, начиная, приблизительно с 2009 года, конопляная кулинария прошла значительный путь от простых кексов с посредственным вкусом, до настоящих пятизвёздочных кулинарных шедевров, содержащих не только самые дорогие и качественные ингредиенты, но и высокие концентрации каннабиноидных экстрактов. На примере США, конопляные кафе и пекарни теперь являются довольно стандартным явлением в легализовавшихся штатах, не говоря уже о десятках местных и международных компаний, массово выпускающих разные типы конопляных закусок и сладостей, которые можно употреблять предельно незаметно, в отличие от использования папиросы или испарителя. В подобных условиях, для потребителя теперь куда большей проблемой является не вопрос поиска или приготовления подобных продуктов, а их грамотная дозировка, для получения желаемого эффекта».


Учитывая же наблюдаемый уже несколько лет рост данного сектора каннаиндустрии, а также новые разработке в деле экстракции активных веществ из растений конопли, Лоуренс не сомневается, что выбор разных массовых каннапродуктов, а также уровень их доступности, только продолжит расти в грядущем десятилетии.


«Хочу сразу же подчеркнуть, что подобный рост будет снабжаться, если не натуральными веществами, то, по крайней мере, их органическими аналогами, полученными при правильной обработке дрожжей или сахаров в лабораторных условиях», полагает автор. «Конечно, не исключено, что крупные компании, столкнувшись с высоким спросом на подобные продукты, попытаются срезать углы, заменив органическое сырьё на разные нефтехимикаты, что, в принципе, неизбежно учитывая растущую монополизацию международного каннарынка. Однако, простой потребитель всегда сможет позволить себе выбор в употреблении подобного типа продуктов, голосуя своим долларом в пользу мелких, органических компаний, либо вовсе, самостоятельно занимаясь каннакулинарией с помощью плодов своих, домашних кустов конопли».



© www.leafly.com
© Перевод и оформление: Общество Любителей Конопли, 2019


 

Комментариев нет. [Показать комментарии/форму]
Фото месяца
Автор: Amaya
2006.Amaya, Alaskan Purple & Seedsman
Ух ты, реклама!
Куча причин сделать заказ на ГЕНПЛАНЕ
Последнее видео
Автор: Robotex3000
FPS aiming
Текущий опрос
Любимый способ
Проголосовало: 24751
Наши кнопки
Код кнопки
Код кнопки
Спонсоры ОЛК
M