Как вспоминает продюсер и режиссер Лу Адлер, изначально, культовый хит жанра конопляного кино, известный под названием «Укуренные»(Up in smoke), должен был называться «Величайший хит Чича и Чонга» (Cheech & Chong’s Greatest Hit), своего рода предугадывая будущую популярность фильма среди мирового сообщества любителей конопли.

Как признаётся мистер Адлер, являющийся держателем нескольких премий Грэмми за сотрудничество с известными исполнителями, вроде Кэрол Кинг и Mamas and Papas, некогда отвечавшего за рекламу небезызвестного музыкального фестиваля в Монтерей, название для фильма было придумано в последнюю минуту, уже по завершению работы над первым фильмом за 6 летнюю (на тот момент) карьеру Чича и Чонга.



«Как раз тогда я написал песню с таким же названием, которая стала заглавной темой фильма», вспоминает Томми Чонг, комедийный исполнитель, бизнесмен и музыкант канадо-китайского происхождения. В честь 40-вой годовщины фильма, он выпускает переиздание песни в форме сингла, вместе с юбилейным выпуском самих «Укуренных».

Как вспоминает Чонг, именно данная композиция впечатлила Чича и Адлера, которые поддержали решение назвать фильм «Укуренные».

«Чич услышал песню, она ему понравилась и в итоге мы решили назвать фильм в её честь», утверждает он.

К 40-вой годовщине премьеры фильма, Leafly удалось взять совместное интервью у обеих звёзд фильма, а также у мистера Адлера, который был его продюсером. С тех пор утекло много воды: легендарным укуркам, Чичу и Чонгу, уже 71 и 80 лет соответственно. Лу Адлеру же недавно исполнился 84 год. Несмотря на то, что «Укуренные» были сняты настолько давно, фильм всё равно остаётся излюбленной лентой в киноколекции каждого ценителя конопляного кино, а Чич и Чонг продолжают оставаться узнаваемыми героями конопляного движения.

17 Апреля, знаменитый дуэт появился в театре Грэмми в Лос-Анджелесе, на премьере юбилейного издания «Укуренных», билеты на которую были распроданы ещё в прошлом году.

В ходе интервью, корреспондент узнал у звёзд фильма множество интересных фактов о съёмках, в частности детали событий, которые находились за объективом кинокамер.

Наследие конопляного кинематографа:

Лу Адлер: Хотя я не могу назвать «Укуренных» самым первым фильмом на тематику употребления конопли, он, безусловно, стал первым комедийным коммерческим хитом, который донёс данную тему до широкой аудитории. Факты, вроде сборов фильма в прокате говорят сами за себя. По сути, карьера дуэта Чича и Чонга основывалась на лёгкой, бытовой комедии, в сочетании с употреблением марихуаны. В то время, как активисты пытались привлечь внимание к конопляной культуре, проводя акции протеста, мы представили данную тему широкой общественности, выпуская записи комедийных скетчей и импровизаций. Таким образом, дуэт демонстрировал зрителю, что конопля является достаточно заметным и мелодичным элементом ежедневной действительности. Помимо этого, ребята выделялись своими забавными музыкальными номерами, яркими костюмами и шутками на злободневные темы широкой поп культуры начала 70-х. Именно эти факторы, помогли им получить широкое признание и любовь со стороны зрителей.

Томми Чонг: На самом деле «Укуренных» можно считать своеобразным обучающим фильмом. Лента ясно демонстрировала зрителю, что марихуана не является «опасным наркотиком», которым её рисовала правительственная пропаганда. Помимо этого, фильм показывал, что конопля не является просто бизнесом, что за её потреблением существует своя собственная культура. Мы показали, что марихуана интересует нас как безобидное средство, позволяющее играть музыку и расслабляться. Как любой другой запрет в отношении субстанции, криминализация марихуаны всегда была законом, принятым и поддерживаемым расистами. Однажды, чиновники уже запрещали производство и продажу алкоголя, поскольку им не нравились представители винодельческих культур, вроде немцев, итальянцев и ирландцев. После падения сухого закона, Уилльям Рэндольф Хёрст и его деловые партнёры решили найти нового козла отпущения, в форме «опасного наркотика», коим решили сделать марихуану. Благо, что подобный запрет шёл на руку его интересам в бумажном бизнесе.

Чич Марин: Я бы так же не сказал, что со своим фильмом, мы опередили время. Скорее, мы решили снять его в самый подходящий момент, когда общественность стала более открытой к обсуждению позитивных сторон употребления конопли. Думаю, представители высокой культуры тех времён предпочли бы не обращать на нас внимание. Могу представить, что подобные снобы сказали что-нибудь вроде «о боже, что за юродство», увидев наш фильм. Однако, наш юмор и открытый подход к теме употребления конопли сделал нас популярными в глазах общественности. В «Укуренных» нам удалось соединить все правильные элементы хорошего и смешного фильма, что сделало ленту комедией на века.

Разрушая культурные барьеры:

Чонг: Для американской культуры, выход «Укуренных» в широкий прокат стал настоящим поворотным моментом. До выхода ленты, представители хиппи контр-культуры и мексиканцы появлялись на экранах только в качестве карикатур. Так называемое «нормальное общество» считало приемлемым указывать на нас пальцем и смеяться над тем, как мы отличаемся от них. До Чича и Чонга, на американской комедийной сцене не существовало настоящих латиноамериканских комиков. На самом деле, я припоминаю лишь одного другого «испаноязычного комика» тех времён, Билла Дэйна, который на самом деле был евреем, играющим пародии на мексиканцев, и всё.

Адлер: В те годы, дуэт Чича и Чонга смог сломать множество культурных барьеров. Я бы сравнил их успех с прорывом, который однажды совершил дуэт Эббота и Костелло, которые решились принести комедийные элементы в жанр фильмов ужасов. Благодаря Чичу и Чонгу, Голливуд получил негласное разрешение на съёмку фильмов о потреблении конопли, которые не демонизируют растение, при условии, что сюжет картины будет комедийным. Помимо этого, главными героями картины стали латинос и хиппи (персонажи Чича и Чонга соответственно), которые, как верно заметил Чонг, до этого не появлялись в кино в главных и положительных ролях. В итоге, многие люди заинтересовались фильмом лишь по данной причине. Я рад, что латиноамериканское сообщество восприняло героев картины в качестве положительного примера персонажей-меньшинств. Будучи евреем, выросшим в мультикультурной среде восточного Лос-Анджелеса, мне приятно, что люди позитивно восприняли образы самих укуренных.

Чич: Мой персонаж в фильме, Педро Де Пакас, на самом деле был создан на основе образов и характерных особенностей нескольких людей, которых я встречал в своей юности, путешествую по стране автостопом. Собственно само имя Педро Де Пакас принадлежит одному интересному мужику, с которым мне довелось встретиться в те времена. Помню, как большую часть времени в пути он не давал мне вставить слова в его эпичный монолог, о том, сколько денег и сил он вложил в ремонт и оборудование своей тачки. Забавный тип. Собственно, благодаря своей колоритности он и стал основой для моего персонажа.

Воспринимая интересы общественности:

Чонг: Наш комедийный дуэт отлично резонировал с интересами общественности. Хотя Америка только отошла от «Лета Любви» и зенита культуры хиппи, «средняя Америка» всё ещё относилась к не похожим на них соотечественникам, как к неким инопланетянам, угрожающим их образу жизни. Наши же выступления продемонстрировали, что любители покурить травку тоже просто люди, с разной историей и происхождением, которым нравится веселиться и у которых есть свои цели и мечты. Именно по этой причине, мой герой в фильме, Энди Стоунер, является наследником очень богатой семьи, который покинул дом, направившись, куда глаза глядят, ввиду конфликта со своими материалистичными предками. Подобная история персонажа создавала необходимый контраст с героем Чича: Энди играл на бонго, любил травку и дружил с парнем из бедных кварталов, несмотря на своё привилегированное положение в обществе, потому что, он не решил следовать навязываемым ему установкам, по своей собственной воле. Иными словами, мы продемонстрировали зрителю, который мог ничего не знать о культуре хиппи и чикано или потреблении конопли, что чудные ребята на машинах с гидравлической подвеской, дымящие гигантскими косяками, на самом деле дружелюбны и не угрожают общественному порядку.

Адлер: Хотя большинство фанатов «укуренных», любит дуэт ввиду их работы с материалом на конопляную тематику, я скажу, что ребята всегда обладали замечательным комедийным талантом и умением импровизировать. Не важно, на какую тематику им приходилось шутить, они всегда могли вызвать улыбку даже у самой серьёзно публики своей динамикой на сцене, где они отлично дополняли друг друга, как Лорел и Харди, или уже упомянутые Эботт и Костелло.

Чич: Конечно, не стоит забывать, что частью успеха нашего кинодебюта мы обязаны тому факту, что в 70-х, крупные киностудии ударились в съёмку высоколобого кино, предназначенного лишь для снобов и критиков. В то время, как продюсеры вбухивали миллионы долларов в съёмки драм, вроде «Врат рая», зрители требовали более лёгкого, расслабляющего кино. Собственно, в подобном климате «Укуренные» и появились на голубых экранах по всей стране и смогли заслужить симпатии зрителей. Как гласит одна старая поговорка чикано: «настоящие пророки всегда рождаются в яслях».

Скромное начало дуэта:

Адлер: Впервые я приметил ребят, когда они выступали на сцене театра «Трубадур», в начале 1972 года. Тогда заведение устраивало вечер юных талантов. В общем, они выступали с «собачьей» импровизацией: то есть, Чич бегал за Чонгом по кругу на четвереньках, с глупыми собачьими ушами на голове, пытаясь понюхать его зад. Честно говоря, сценка вызвала у меня искренний смех, поэтому я решил познакомиться с дуэтом поближе. В итоге, мы заключили контракт на запись комедийных альбомов, в результате, более десятка разных альбомов и синглов дуэта были записаны на моей студии. Мы называли пластинки «Кино для ушей», поскольку каждый альбом был не просто записью стенд-ап комедии, а полноценной историей, с развитием сюжета и истории персонажей. Шутки и скетчи разбавлялись разными звуковыми эффектами и диалогами с персонажами второго плана. В итоге, спустя 5 лет успешной работы, мы с ребятами задумались о создании настоящего, игрового кино. Соответственно, я занял место режиссёра и продюсера проекта, в то время, как Чич и Чонг взяли на себя написание сценария и главные роли в проекте.


Молодой Томми Чонг до своего знакомства с Чичем, примерно в 1968 году. Тогда он выступал с канадской соул группой, записывавшейся на известном лейбле Motown, располагавшемся в Детройте


Чич: Наши комедийные альбомы нашли широкое признание среди молодого поколения, которые стали слушать музыку в наушниках. Если так подумать, создание «Укуренных» является вполне закономерной эволюцией нашей карьеры, начатой с подобных «аудио фильмов». Мы познакомились с Чонгом в Канаде, где мы начали выступать с комедийными шоу в качестве антракта в занюханном стриптиз баре в пригороде Ванкувера, постепенно добравшись до комедийных клубов Лос-Анджелеса. После этого мы заключили контракт с Лу Адлером, приступив к записи синглов и альбомов, а также к длительным разъездам по всей стране с живыми выступлениями. Вполне очевидно, что со временем, как и любой другой набирающий популярность комический дуэт, мы решили снять свой собственный полнометражный фильм. Я помню, как тогда я подумал, что мы не сможем стать столь знаменитыми, как наши кумиры, вроде Лорела и Харди или дуэта Эботта и Костелло, если мы не снимем свой собственный фильм.

Чонг: Хочу заметить, что мы были далеко не первым фильмом, касавшимся тематики употребления конопли. Например, в 1968 году вышел фильм «I Love You, Alice B. Toklas», снятый британским комиком Питером Селлерсом, в котором его персонаж-хиппи не раз закуривает джоинт в кадре. Собственно, благодаря данному фильму, я решился разорвать контракт с Motown и переехать в Лос-Анджелес из Детройта. Поскольку ленту не показывали в Детройте, мне пришлось порвать контакты со своей старой соул группой, после этого, мы с подругой быстро упаковали чемоданы и направились в сторону Калифорнии, устроившись жить к её знакомым хиппарям, располагавшимся на пляже Венис.

Общий язык:

Чонг: Лу Адлер оказался единственным продюсером в городе, который оценил юмор на конопляную тематику. В конце концов, уже тогда он был большим любителем марихуаны и видным членом местной контр культурной тусовки молодых талантов.

Чич: Честно, я доверился Адлеру, после того, как узнал, что он является моим земляком, также выросшим на улицах Восточного Лос-Анджелеса, где живёт крупная мексиканская диаспора.

Адлер: Да, район в котором я рос был богат на колоритных личностей, многие из которых напоминали своим поведением и манерами персонажа Педро.

Салат в кадре:

Адлер: Все прошедшие 40 лет с премьеры фильма, фанаты дуэта задают мне один и тот же вопрос: «действительно ли Чич и Чонг курили настоящую марихуану в ходе съёмок «Укуренных»?». На самом деле, во избежание проблем с прокатчиками, мы решили заменить настоящий продукт на муляж. Поэтому, вместо конопли, джоинты в фильме были набиты салатом.

Чич: Помню, как мы называли подобные джоинты «канадублёрами». На самом деле, по аналогии с вином, я бы сравнил эти папиросы с Мерло, за тем исключением, что они не производили опьяняющий эффект, поскольку не содержали реальной травы. В смысле, нам приходилось курить очень приторно сладкий на вкус овощ, который больше всего был похож разве что на давно испорченную коноплю, да и то с большой натяжкой.

Чонг: На самом деле там был не только латук, но и ещё и разные добавки, в форме индийских ароматических трав. Джоинты с подобной начинкой круто дымились в кадре, однако, я не скажу, чтобы я снова решился бы попробовать их: муляжная конопля была просто ужасна на вкус. Конечно, за кадром мы сбивали неприятный вкус «канадублёра» заранее заготовленным настоящим продуктом, однако он никогда не появлялся непосредственно в фильме. После завершения съёмок фильма и его успеха, мы с Чичем решили писать в контракт условие, что в дальнейших картинах, мы будем употреблять в кадре только реальную коноплю.

На съёмочной площадке:

Адлер: Как бы то не казалось зрителем, съёмка качественной комедии представляет собой очень трудоёмкий и утомляющий процесс. Собственно, съёмка «Укуренных» не является исключением. Недавно я достал старые архивные фотографии со съёмочной площадки, в подготовке к юбилею картины, и я заметил, что более чем на половине из них, Чич и Чонг просто спят, развалившись на чём попало между дублями. Дело в том, что на момент съёмки, ребятам также приходилось регулярно выступать со своим шоу перед зрителями в разных комедийных клубах. Соответственно, они работали в клубах всю ночь, спали пару часов, после чего вставали к 6 утра, чтобы приступить к съёмкам. Для них самих и для всей съёмочной команды, создание фильма далось тяжким трудом.

Чич: Тогда мы с Чонгом обрели полезную привычку регулярно заниматься физическими упражнениями. Благо, что рядом с местом съёмок находилось представительство «Юношеской христианской ассоциации» (YMCA), которые любезно предоставили нам доступ к имеющимся у них тренажёрам. Таким образом, нам не только удавалось поддерживать свою физическую форму, но и сохранять тонус, необходимый для вечерних выступлений перед публикой.

Чонг: Мы с удовольствием выполняли все курсы упражнений. Всё что нам предлагали симпатичные полуголые барышни управляющие залом.

Сделка с прокатчиками:

Адлер: Как вы представляете, в те годы, крупные киностудии не горели желанием вкладывать деньги в фильм про употребление марихуаны, особенно учитывая, что его главными героями являлись чикано-мексиканец и канадский парень с китайскими корнями. Стоит отдать должное студии Paramount, за предложенную нам сделку. Тогда она действительно оправдала свою претензию на звание «независимой студии, финансирующей смелые, авторские проекты». Так или иначе, риск оказался оправданным: люди были рады видеть лёгкую и позитивную комедию про коноплю, которая при этом не рисовала растение в качестве опасного наркотика, как это делала правительственная пропаганда в кино. Замечу, что в те годы, съёмка крупных драматических блокбастеров, так любимых гигантами киноиндустрии, в среднем, стоила около 25 миллионов долларов. Наш проект был снять менее чем за миллион долларов, в итоге принеся сборы на сумму в 44 миллиона в американском прокате. Учитывая, что заработки студий в те годы начали серьёзно падать, наша картина смогла сорвать настоящий банк.

Чич: Сделка со студией была оформлена по схеме слепого обмена: студия выдала нам деньги на проект, за которые отвечал Адлер, в то время, как мы взяли годовой отпуск от туров, чтобы написать сценарий картины. После этого, мы непосредственно занялись съёмкой фильма, без вмешательства со стороны студии, формально отдав его во владение Paramount по завершению работы.

Чонг: Собственно, ввиду подобного договора со студией, большая часть прибыли с проката ушла именно в её карман. Из всей 44 миллионной кассы, мы получили, от силы миллион баксов, который был разделен поровну. При этом, нам приходилось продолжать разъезжать по стране, со своим шоу, в ходе которого мы продолжали рекламировать ленту, прав на которую у нас не было. Было очевидно, что обговорённая Лу сделка вышла нам боком. В итоге, мы поспорили с ним, решив разорвать деловые отношения. Нам пришлось это сделать, поскольку студия ободрала нас, как липку, в то время, как Лу, получив свой гонорар, просто руками разводил. Позже мы пытались восстановить наш творческий союз, чтобы снять полноценный сиквел к «Укуренным», однако, студия Paramount, благодаря Лу, оформила интеллектуальную собственность на данное название, в результате чего, от идеи пришлось полностью отказаться. В итоге, когда в начале 80-х мы начали снимать «Укуренные в хлам», нам пришлось выплатить около 75,000 долларов, за право использовать слово «укуренные» в названии фильма.

Оригинальная концовка:

Чонг: Наверное, каждый из нас по разному вспоминает последние дни съёмки, однако я точно могу сказать вам, что первый показ готовой ленты представителям студии окончился оглушительным провалом. В частности, им не понравилась концовка, на включение которой в фильм настоял Лу. Как заметили критики, оригинальная концовка не просто не работала на остальную картину, она просто была ужасна и глупа. В итоге, мы решились быстро переснять её, несмотря на то, что у нас кончилось не только время, но и доступный бюджет. Напряжённое было время. Пока редакторы и монтажёры колдовали над лентой, мне пришлось самостоятельно взяться за пересъёмку концовки фильма. Замечу, что хотя мы употребляли большое количество марихуаны в тот период, а также что теперь, каждый член команды рассказывает свою версию этой истории, я могу заверить вас, что идея концовки, что вошла в конечную версию фильма, принадлежит мне. Собственно, я и занимался её съёмкой. Думаю, также стоит сказать пару слов об оригинальной «ужасной» концовке: в ней, концерт завершается «пробуждением» главных героев, которые, оказывается, заснули за рулём машины Чича в самом начале фильма, где они раскуривают мега-косяк с дерьмом лабрадора. Стэйси Китч, исполнявший роль сержанта Стеденко, медленно подходит к окну машины, одетый в служебную форму, требуя у героев права, и они понимают, что все безумные приключения, которые они пережили в дороге, на самом деле оказались сном и теперь, в реальности, им грозит арест. Как вы понимаете, никто не был впечатлён этим идиотским и пессимистическим финалом. Поэтому, я решил изменить его на концовку в куда более позитивном ключе: группа героев одерживает победу на конкурсе, после чего, они триумфально удаляются в закат навстречу новым приключениям. Естественно, отзывы зрителей заметно улучшились, после замены данной детали истории.

Адлер: После провала показа на студии, мы решили устроить несколько тестовых показов отредактированной, но ещё не завершённой версии фильма в городах Техаса. В Хьюстоне, мы продемонстрировали ленту богемной аудитории, непосредственно заинтересованной в конопляном кино. После этого, тестовый показ прошёл в Далласе, где зрители, в основном, представляли среднестатистическую американскую общественность. Наконец, мы провели показ в Сан-Антонио, где ленту оценили зрители мексиканского происхождения. Так или иначе, все три премьеры прошли вполне успешно. Следуя отзывам зрителей, мы провели финальный монтаж ленты, перед её выпуском в широкий прокат.

Чич: После премьеры, несмотря на восторженные отзывы зрителей. Наша картина столкнулась со шквалом негатива со стороны профессиональных критиков. И тут вдруг, Поудин Кейл, главный кинокритик газеты The New Yorker, даёт нашему фильму пятизвёздочный отзыв. Безусловно, мы были не в меньшем шоке, чем наши критики. После этого, снобы стали проще относиться к картине, формально признав её неплохой комедией, на довольно необычную для общества тематику.

Параллели между фильмом и реальной жизнью:



Адлер: В корне, «Укуренные» являются продуктом, неразрывно связанным с личностями его авторов. До сих пор, консервативно настроенные элементы общества всячески пытаются очернить марихуану, и выставить её в форме опасного наркотика, а-ля «Конопляное безумие». Желая оказать противодействие пропаганде, ребята наполнили сценарий фильма куда более жизненными и правдоподобными историями, с которыми могли бы столкнуться реальные любители конопли.

Чич: Фильм можно признать звёздным моментом нашей с Чонгом карьеры. В конце – концов, люди до сих пор подходят ко мне, восхищаясь созданными нами персонажами, которые стали любимыми общественностью позитивными архетипами ценителей травки. По факту, тогда мы были лишь мелкими стенд-ап комиками, которым удалось придумать действительно устойчивый и интересный образ, плотно вошедший в популярную культуру. Конечно, я не скажу, что нам просто повезло, как до сих пор заявляют некоторые критики. Сами подумайте, если нам «так повезло» с нашей карьерой, почему подобная «фортуна» не улыбается миллионам других комиков? Без таланта и персональной химии, дуэт бы не стал работать.

Чонг: Я рад, что киношные образы Чича и Чонга всё ещё живы в общественном сознании. Нравится вам или нет, но эти укурки навсегда вошли в историю кино, в качестве главного прообраза хиппи и любителей травки. Они будут жить, нравится этот факт критикам, или нет. Да, отчасти мы просто продемонстрировали на плёнке своё искренне отношение к конопле и культуре её потребления, но именно по этому, лента до сих пор находит отклик в сердцах самых разных людей. Я понимаю, что некоторых типов может бесить подобный род комедии, однако им я могу лишь предложить хорошенько раскуриться и присоединиться к просмотру, либо идти смотреть то, что их действительно интересует и не портить людям настроение. Не следует видеть в столь простых и приятных вещах подобный негатив. Некоторые актёры не любят, когда они оказываются заперты в одной типичной роли, однако я не стал бы относить себя к их числу. Я действительно люблю марихуану и подурачиться и я не жалею о своей карьере одного из главных укурков от мира кино.

Источник: leafly.com
Прислал: mcfry

Комментариев: 4


Читайте также:
Последние новости из раздела "Разное"
[22.06.2018] Уругвай: Несмотря на легализацию, в стране наблюдается резкий дефицит конопли
[16.06.2018] США: Опрос Гэллуп показал, что большинство американцев считает курение конопли «морально допустимым» занятием
[10.06.2018] США: Старт работы системы распространения медицинской конопли в Огайо откладывается
[08.06.2018] Дания: Власти Копенгагена продолжают оказывать давление на дилеров из Христиании
[08.06.2018] США: Мэрия Денвера отозвала деловую лицензию у конопляного СПА-салона
все новости...
Фото месяца
Автор: Мимо
1805.Мимо
Ух ты, реклама!
2 пачки по цене одной
Последнее видео
Автор: МrJ
MrJ Home Box Q80
Наши кнопки
Код кнопки
Код кнопки
Спонсоры ОЛК
M