Go out!
Слушай «ОЛК хип-хоп баттл 2021», приз от ToroGrowshop ждет обладателя

Впервые за долгие годы занятия коммерческой культивацией конопли, Мария, являющаяся одним из многих миллионов потомственных конопляных фермеров Мексики, сталкивается с тем, что выращенный за сезон урожай, лежит в сарае фермы, нераспроданный. Несмотря на то, что часть урожая всё же смогла найти покупателей, как в лице местных дилеров, так и представителей картелей штата Синалоа, в горах которого располагается её семейная ферма, около половины выращенного продукта уже как пару месяцев лежит в мешках, поскольку люди попросту отказываются приобретать его даже по максимально заниженным ценам. Как полагает сама 44 летняя женщина, являющаяся матерью 4-х детей, похоже, что эпоха частных, семейных каннаплантаций, вроде той, что принадлежала её семье несколько поколений, уходит в прошлое, ввиду приближения давно обещанной федеральным правительством республики национальной реформы, направленной на полную легализацию марихуаны.

«Не припомню, чтобы когда либо ранее мы сталкивались с подобной ситуацией. Обычно даже неудачный урожай находил своего покупателя, а не лежал на складе, никому не нужный, даже в качестве фуража», сообщает фермерша, попросившая изменить её имя и скрыть точное месторасположение её хозяйства, поскольку, несмотря на падение интереса картелей к каннабизнесу, подобные организации вполне могут рассмотреть её историю в качестве попытки «стукачества», что может навлечь на её семью суровую расправу. «С конца сезона уборки урожая уже прошло три месяца, я полагаю, что в итоге, оставшиеся мешки так не найдут своего покупателя и просто сгниют в амбаре».



Несмотря на то, что недавно сенат Мексики вновь подал верховному суду страны формальное прошение о переносе даты завершения работы над многострадальным биллем легализации, вполне очевидно, что к концу году, долгожданная реформа, наконец-то, станет реальностью, что в свою очередь ознаменует серьёзные перемены в структуре сложившегося за последнюю сотню лет рынка конопли. В частности, многие владельцы мелких, семейных хозяйств, вроде Марии, полагают, что их бизнес не сможет пережить столь кардинальных перемен, ввиду его неспособности конкурировать с крупными коммерческими плантациями, которые, судя по известным деталям текста закона легализации, полностью заместят собой традиционные модели производства.

В любом случае, даже наиболее оптимистично настроенные фермеры рассчитывают на значительное падение средней цены на предлагаемый ими продукт. Как отмечают многие культиваторы региона, за последние 5 лет, оптовые цены на их урожай уменьшились более чем на 50%, ввиду значительного падения уровня потребительского спроса на мексиканский продукта на главном рынке сбыта страны, а именно в США, где за последние 10 лет значительно продвинулась региональная легализация. Помимо этого, многие фермеры полагают, что действующие боссы подпольного каннабизнеса либо полностью покинут бизнес, либо попросту легализуют его, перейдя к сотрудничеству с иностранными инвесторами, полностью отказавшись от связей с устаревшими и неэффективными частными гроверами. Иными словами, несмотря на то, что опрошенные фермеры выражают поддержку легализации, практически никто из них не верит в то, что сможет продолжать зарабатывать на пропитание семьи, занимаясь культивацией конопли.

Отдельно стоит отметить, что непосредственно картели, являющиеся универсальной «крышей» каннабизнеса по всей Мексике, на протяжении последних 10 лет, постепенно выводили свои финансовые активы из индустрии в пользу более прибыльных направлений наркобизнеса, а именно, производства опия, метамфетамина и синтетических опиатов, вроде фентанила, который ныне потеснил марихуану, в качестве главного подпольного товара, направляющегося в США. Хотя по факту, Мексика продолжает оставаться главным импортёром «чёрной» конопли в США, АБН и пограничная служба страны отмечают, что за последние 10 лет данный показатель значительно снизился, благодаря росту конкуренции со стороны внутреннего, легального каннарынка страны, который предоставляет клиентам законный и в разы более качественный продукт.

По этой причине, многие соседи Марии, уже давно полностью отказались от культивации марихуаны в пользу куда более прибыльного опиума. Некоторые хозяйства, вроде её фермы, попытались удержать свою позицию на рынке, начав производить более качественные, сортовые виды конопли, а не местные лендрейсы, что, однако, всё равно не помогло бизнесу с оттоком прибыли, вынуждая фермеров садить коноплю параллельно с «основными» опийными посевами.

Как сообщает журналистам Мария, она начала участвовать в культивации конопли с 16 лет. По её словам, она играла среди высоких стеблей конопли с раннего детства, когда в поле работали её родители и дедушка с бабушкой. В этих полях работали буквально все её родственники и друзья. Тут же она впервые влюбилась и зачала своего первенца. На протяжении нескольких поколений, эти посевы кормили всю её семью, включая и её детей, которым конопля предоставила средства на школу и университет. На данный момент, её старший сын заканчивает обучение на программиста в одном из крупнейших университетов страны, за что также заплатил бизнес, который теперь в больше части, был заменён посевами мака.

«После падения цен на коноплю и появления первых слухов о возможности национальной легализации, многие из местных фермеров, включая наше хозяйство, стали сокращать посевные площади, отведённые под коноплю, замещая их посевами мака», отмечает она. «В отличие от конопли, цена на данную культуру держится на стабильном уровне. Помимо этого, картели всегда покупают весь производимый урожай за хорошие деньги, что, к сожалению уже давно нельзя сказать про коноплю».

На данный момент, весь урожай конопли с фермы уходит примерно за 500 долларов, в расчете 25 долларов за кило продукта. В то же время, как урожай опиума, вернее смолы, извлекаемой из растений мака, уходит как минимум за 5,000 долларов.

Тем не менее, прошедший сезон культивации, не задался для хозяйства Марии: В феврале, урожай опиума был уничтожен патрулём армии Мексики, который распрыскал гербициды над фермой, обнаружив посевы мака. По этой причине, семье пришлось в срочном порядке засеивать освободившийся участок более качественным сортом конопли, который только начал созревать, чтобы хотя бы как то свести концы с концами в текущем сезоне. «Я полагаю, что хотя бы эти растения будут продаваться», отмечает она. «Ранее мы уже сажали подобный сорт и он всегда находил покупателей, по вполне выгодной для нас цене, в отличие от стандартных сортов массовой посадки. Главное продержаться на продуктах нашего фруктового сада и подсобного хозяйства, до тех пор, пока мы не сможем продать соцветия этих растений».

В любом случае, ни Мария, ни другие члены её семьи не питают иллюзий насчёт того, что их бизнес вновь сможет приносить такие деньги, как он приносил ещё десять лет назад. Если раньше, за один сезон работы семья могла выручить с продажи конопли вполне приличные деньги для обустройства и расширения фермы, то теперь, они буквально живут от урожая к урожаю, экономя каждый песо. Тем не менее, молодые поколения фермеров региона, вроде 18 летней дочери Марии, также не верят в то, что легализация сможет принести процветание и снизить уровень насилия в горах Синалоа. «Несмотря на наступление реформы, ничего не изменится, даже если кому-то из местных удастся сохранить свой бизнес», полагает девушка. «Я боюсь, что своеобразный «гангстерский» менталитет плотно засел в умах всех местных обитателей. Даже мои сверстники вряд ли смогут просто отказаться от «традиционного» способа решения проблем или участия в нелегальном бизнесе, вроде культивации опия». В свою очередь, отец семейства рассказал журналистам, что он, за несколько десятилетий работы на ферме, сталкивался с угрозой насилия со стороны разных картелей. Также он отметил, что за эти годы, он потерял многих друзей, чьи более крупные и успешные фермы, становились целью бандитских разборок, порой с крайне кровавыми последствиями для всех их обитателей.

Помимо всего прочего, Мария рассказала журналистам, что все члены их семьи, включая и дальних родственников, плотно связаны с работой чёрного каннарынка. В частности, она рассказала о том, как ещё в молодости, её будущий муж и его братья работали наркомулами, перевозящими коноплю в разные пограничные регионы США. Сейчас же, подобным бизнесом, а именно, перевозкой конопли и героина, промышляет парень её 18 летней дочери, что является достаточно стандартной занятостью в регионе.

Несмотря на отмеченное падение интереса картелей к производству конопли, а также перевод существенной части их бизнеса в сферу производства синтетических наркотиков, которые буквально можно производить прямо по соседству с их покупателями в США, преступные организации продолжают держать сельские регионы Мексики под своим контролем, что, собственно, и относится к месту проживания Марии и её семьи. По данным экспертов, регион, где располагается ферма, держит один из сыновей небезызвестного «короля преступного мира Мексики», Хоакина «Эль Чапо» Гусмана. Фактически, картели являются «формальным» правительством подобных округов и регионов страны, поскольку представители федеральных властей даже не посещают их, считая любые попытки установить контроль над подобными местами пустой тратой времени, а также финансовых и людских ресурсов. В любом случае, всего спустя 5 дней после визита журналистов Associated Press, в регионе прошла спецоперация с участием вооружённых сил страны, которые провели рейд в одной из соседних с фермой долин, в попытке задержать Рафаэля Каро Куинтеро, печально известного контрабандиста, связанного с картелем Гусмана, который подозревается в убийстве агента американского АБН.

Хотя политики утверждают, что федеральная легализация конопли должна будет положить конец кровопролитию, связанному с деятельностью картелей, либо, хотя бы уменьшить уровень насилия в сельских регионах страны, представители властей на местах, а также сами обитатели подобных округов прекрасно осознают, что подобные предположения имеют мало общего с действительностью. «Если рассматривать ситуацию реалистично, максимум, чего сможет добиться реформа, так это некоторого уменьшения коррупции, а также незначительного понижения градуса насилия и угрозы, представляемой картелями. Однако, подобные организации и их влияния вряд ли исчезнут при наступлении реформы. Как минимум, государству и обществу понадобятся долгие годы, для полного избавления от влияния картелей, которое уже буквально проникло в культуру и самосознание жителей многих регионов страны. Конечно, это отнюдь не аргумент против проведения реформ. Это просто предупреждение о том, что нам не следует быть наивно оптимистичными, насчёт дальнейшего развития событий», говорит насчёт краткосрочных эффектов грядущей легализации Зара Снапп, глава одной из крупнейших в стране групп сторонников каннареформы, известной, как Instituto RIA. «Учитывая формулировки имеющегося билля, многие сообщества фермеров, которые занимались каннабизнесом на протяжении поколений, могут оказаться маргинализированными на рынке, который отойдёт крупным компаниям, представляемых иностранными инвесторами с Уолл-стрит и их местными, не совсем легальными контактами. В таком случае, некоторые сообщества, возможно, смогут выжить и легализовать свой бизнес, предлагая рынку сортовой и качественный товар. Другие, скорее всего, продолжат заниматься подпольным бизнесом, полностью отказавшись от нерентабельной конопли в пользу опиума. Большинство же из них, конечно, попросту разорятся, поскольку они не смогут конкурировать с крупными каннакорпорациями, которым правительство фактически позволит создать олигополию на рынке. Некоторые подобные сообщества, существовавшие в горах почти сотню лет, уже распались, ввиду того, что производство конопли перестало приносить прибыль, оправдывающую все трудности и риски, связанные с подобным образом жизни».

По соседству с фермой Марии, расположился участок другого потомственного каннафремера, представившегося, как Пако, который держится в данном бизнесе, благодаря производству сортовой конопли, концентрация ТГК в которой, примерно в 10 раз превышает показатель для «стандартных» лендрейсов, культивируемых на территории страны. Как сообщает тощий и загорелый мужчина 39 лет, он снимает два урожая конопли в год, каждый из которых приносит ему около 15,000 долларов, что является довольно неплохими деньгами для региона. Однако, по его словам, ему буквально приходится сражаться за каждый доллар, как против погоды, так и против конкурентов. При этом, всегда существует риск, что его посевы будут уничтожены в один миг, как, например, случилось два года назад, когда его делянка попала под распрыскиваемые армией гербициды.

«Я с девяти лет занимаюсь этим делом и вот что я вам скажу, это чертовски непросто», утверждает Пако. «От посадки растений, до момента их продажи, я постоянно рискую жизнью и здоровьем. Однако, это жизнь. Я просто не знаю, как заниматься каким либо другим делом, поскольку коноплеводство это то, чем я занимался всю свою сознательную жизнь».

Несмотря на затраты и риски, Пако может позволить себе двух наёмных работников, которые помогают ему поливать и охранять растения, а также убирать и паковать созревший урожай. «На самом деле, с некоторой точки зрения, можно сказать, что это более безопасное дело, чем другие виды нелегального бизнеса», отметил один из них. «Для примера, мой отец занимался отмыванием денег для картеля. Хотя это менее пыльное дело, чем работа с растениями, по крайней мере, меня до сих пор не подстрелили, в отличие от него».

«Конечно, работа с картелем не гарантирует безопасности, поскольку на ферму всегда могут нагрянуть конкуренты действующего босса, однако, если ты вежлив и готов предоставить щедрый подарок гостям, тебя вряд ли тронут. Хороший, платящий по счетам производитель куда полезней живой, чем мёртвый», отмечает Пако. «Если ты правильно разыграешь свои карты, в подобных условиях можно вполне спокойно жить и даже зарабатывать. Неизвестно, сможем ли мы продолжать своё дело в новых условиях, когда «крышей» бизнеса станут федералы и корпорации, однако, я не спорю, было бы здорово, если бы они позволили бы нам сохранить или приумножить свой доход. В конце концов, если бы мы смогли сохранить текущий доход и сделать его «белым», без риска быть подстреленным, подобный расклад устроил бы любого каннафермера».

Источник: 420intel.com
Прислал: mcfry

Комментариев: 2


Читайте также:
Последние новости из раздела "Разное"
[11.05.2021] Китай: Власти планируют запретить производство и внутренний сбыт косметики с добавлением каннабиноидов
[11.05.2021] США: Участники научного форума натуральных психоделиков выступили с критикой криминализации данных веществ правительство
[11.05.2021] Кто хочет быть каннамиллионером? Как знаменитости осваивают сферу конопляного бизнеса
[10.05.2021] Кондитерская корпорация Mars Wrigley собирается судиться с рядом брендов каннабизнеса по факту нарушения авторских прав
[10.05.2021] США: Ассистент министра сельского хозяйства Техаса арестован по подозрениям в махинациях лицензирования каннаплантаций
все новости...
Фото месяца
Автор: MonkGoji
2104.MonkGoji
Ух ты, реклама!
Лучшая цена на Fast Buds!
Последнее видео
Автор: кряк
Самодельный автополив
Текущий опрос
Любимый способ
Проголосовало: 27511
Наши кнопки
Код кнопки
Код кнопки
Спонсоры ОЛК
M